Жертвы тоталитарного режима

rp_IMG_71681-225x300.jpg

 

Более 20 лет в Казахстане отмечается День памяти жертв политических репрессий, но информации о том, как это было в Балхаше, совсем немного. Хотя все эти люди оставили неизгладимый след в истории города: они строили город, обживали берег и возвышенности, от них остались названия — Копай-город, Чечен-гора. Вплоть до 50-х годов Дворец культуры металлургов был обнесен колючей проволокой — отголоски времен подконвойных строителей. Водопровод в городе прокладывали женские бригады заключенных…

Пик сталинских репрессий приходится на конец тридцатых – начало сороковых годов. Первая массовая категория, попавших в эту «мясорубку» – люди, арестованные по политическим обвинениям органами государственной безопасности и приговоренные судебными или квазисудебными (ОСО, «тройки», «двойки» и т.п.) инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке.

Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам – крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса».

Третья массовая категория жертв политических репрессий – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941–1945 гг. Одних выселяли, как потенциальных пособников врага (корейцы, немцы, греки, венгры, итальянцы, румыны), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, калмыки, народы Кавказа).

балхашский лагерь1БалхашЛАГ

В 1934 году места заключенных в СССР были объединены под руководством одного ведомства, был образован НКВД СССР и в ведение Наркомата внутренних дел был передан ГУЛАГ. Его, так скажем, филиалы были разбросаны по Советскому Союзу, одним из известнейших значится КАРЛАГ, в свою очередь его отделением являлось Балхашское, расположенное в 650 километрах от центра лагеря, с количеством заключенных 772 человека. Неподалеку от его бывшего местонахождения сейчас находится режимное учреждение АК-159/ 21.Заключенные КАРЛАГа принимали участие в сооружении Балхашского медеплавильного завода, обогатительной фабрики, электроцентрали, Коунрадского рудника, Ремонтного завода, самого города Балхаш.

В сентябре 1945 года в  Балхаше был образован лагерь для военнопленных № 37, предполагалось, что в лагере будет размещено 3500 человек, однако фактический состав заключенных Балхашского лагеря для военнопленных был гораздо меньшим. Первое поступление военнопленных японцев в лагерь № 37 состоялось 15 октября 1945 году. На 1 января 1946 года в лагере содержалось 1440 военнопленных, в 1946 г. часть военнопленных была переведена в Балхашский лагерь из Джезказганского лагеря, в связи с чем в лагере № 37 было образовано еще два лагерных отделения. На конец 1946 года в лагере содержалось 2776 человек: 4 военнопленных бывшей германской армии, 2 румынской и 2770 японской. Всего по книге учета военнопленных за период с октября 1945 года по август 1947 года зарегистрировано 2855 военнопленных, поступивших в Балхашский лагерь № 37.

В 1947 г. в ходе репатриации военнопленных на родину происходит сокращение количества заключенных, содержавшихся в лагере № 37. К маю 1948 года все военнопленные были переведены в Спасский лагерь № 99, после чего Балхашский лагерь № 37 был ликвидирован.

В литовской энциклопедии ГУЛАГа о Балхашском лагере говорится так («Карта ГУЛАГа», Тамара Григорьева): 

«Лагерь был расположен в трех километрах от города Балхаша, существовал с 1937 по 1956 годы.(тут надо внести поправку: по архивным сведениям косвенно известно, что лагерь функционировал уже в 1935 году,
заключенные по политически статьям принимали самое активное участие в строительстве комбината и города на берегу Балхаша). Среди первых поселенцев, как трактует энциклопедия, в Балхашлаге были пленные японцы, привезенные сюда после битвы на Халкин-Голе. В 1948-1951 годах в концентрационный лагерь под Балхашом были переведены по этапу политические ссыльные из заполярной Ухты и сибирского Красноярска. В первых эшелонах было этапировано около 2000 литовцев. В лагере были три пункта, два- мужской и женский –вблизи Балхаша, и один в Восточном Коунраде. Всего в лагере насчитывалось 3000
мужчин и около 1400 женщин. В молибденовых шахтах Восточного рудника работали до 50 % украинцев, около 1000 литовцев, 200 эстонцев. Среди литовцев были такие видные деятели, как Эндрюс Борхертас, юрист Йозас Жакроколис, член литовского сейма Балис Гаяускас , Антанас Мушкюнас и другие. Кроме
того, в лагере были также казахи, русские, японцы, китайцы, итальянцы, венгры, румыны, поляки, евреи. Заключенные строили новые производственные цеха БГМК, на Восточном руднике – водопровод, работали также на кирпичном заводе, литовские узницы в женских строительных бригадах строили жилые дома
на 21 квартале. Литовцы также принимали участие в отделочных и подсобных работах в построенном японцами дворце культуры металлургов. Умирающих от голода и непосильного труда, а также расстрелянных хоронили за стеной лагеря».

балхашский лагерь 3jpg

Первоцелинники-спецпереселенцы освоили тысячи и тысячи гектаров целинных земель, к середине 30-х годов на территории Карагандинской области и Осакаровского района создали 25 экономически крепких колхозов и разработали первые шахты Карагандинского угольного бассейна. Но если попытаться подвести итоги и назвать число загубленных здесь в 1931-1933 годах крестьян-спецпереселенцев то, исходя из того, что из каждых четырех человек здесь выжил только один, окажется, что в наскоро отрытых на окраинах спецпоселков рвах и под железнодорожной насыпью от Акмолы до Балхаша вот уже 60 с лишним лет покоится прах примерно четырехсот тысяч крестьян и их детей.

балхашский лагерь2
                                                Руины Балхашлага

Непосредственно и в Балхаше были арестованы «враги народа», причиной часто были недочеты по строительству, которые расценивались, как диверсии. До сегодняшнего дня дошли такие фамилии, как Горский, Валышев, Каренеев, Бархеев и Мусаев, хотя это, конечно, далеко не все. Также в городском архиве хранится список эвакуированных в 1941 году – так деликатно назывались спецпереселенцы, представленные на 99 листах, в среднем около шести тысяч фамилий. И это только один год, и то список неполный.

 

О тех, кого расстреляли по 58 статье («Карта ГУЛАГа», Тамара Григорьева):

«Даже пуля не способна расстрелять нашу память о безвинно погибших. Они были нашими земляками. В.В.Александров, русский, из Ленинграда, главный инженер Прибалхашстроя. М.Г.Грольман, немец из Риги, начальник планового отдела Прибалхашстроя. В.И.Иванов, русский, начальник Прибалхашстроя.
Н.Битегулов, казах, мулла. Б. Калюков, казах, второй секретарь Балхашского райкома ВКПб. С.И.Кевсал, эстонец, старший бухгалтер Фабстроя треста Прибалхашстрой. Х.Ш. Кругляков, белорус, начальник электроцеха Коунрадского рудника. И.Е.Корнеев, татарин, председатель Балхашского горсовета.
В.А.Аратюнян, армянин, слесарь Прибалхашстроя. Ли-Юн-Дюн, кореец, парикмахер. С.Калекин, казах, колхозник аула №1 Коунрадского района…»

Оторванные от родины

Депортировали как по отдельности, так и целыми семьями, больше всего еврейских и немецких фамилий, немало литовцев, эстонцев, есть представители и других национальностей.

В Балхаш переселили также большое количество корейцев и чеченов. Оторванные от родной земли, они был вынуждены работать на износ, жить в ужасных условиях и не иметь права покидать место жительства без спецразрешения. У них не было даже документов. На первое августа 1948 года в Карагандинской области проживало почти сорок тысяч спецпереселенцев, многие из которых и после отмены режима спецпоселений в середине 50-х годов были лишены права вернуться на родину.

Пережившие эти страшные годы до сих пор с содроганием вспоминают моменты той жизни, которые, не смотря на свой ужас, были вполне будничными.  Как высадили в город целый вагон чеченов, которым негде было жить, а на дворе стояла поздняя осень. По утрам в зыбках ( ямам в земле, накрытых жердями), которые стали временным пристанищем людей находили младенцев с инеем на щеках – дети замерзали. Привыкшие жить в горах чечены присмотрели единственную возвышенность в Балхаше и за неделю выкопали в твердом грунте пещеры, укрепили и  долгое время  жили.  До сих пор эта сопка носит название Чечен-гора.

0_b30c9_2131aada_XXL (1)

                                                                                         Чечен-гора

Мы это пережили

Из воспоминаний Георгия Ивановича Левина, побывавшего в Тульской тюрьме НКВД, Лубянке, Бутырке, Каргопольском лагере и, наконец, в Карлаге, в его балхашском отделении.

«..И вот передо мной уже не степь, а полупустыня. На горизонте силуэт огромного завода и нескольких высоких кирпичных труб. Это БМЗ — Балхашский медеплавильный завод. К нему от различимой вдали Коунрадской сопки все время прибывают составы, груженые доверху медной рудой. Железнодорожный путь с севера Казахстана на юг заканчивался станцией Бертыс. Вблизи ее — большой участок, обнесенный колючей проволокой, со сторожевыми вышками по углам. Внутри квадрата — длинные землянки. Землянки строили так: экскаватор роет котлован, который перекрывается деревом, сверху насыпается песок. Ступени вниз, и вот вам все жилье: земляные стены, земляной пол, жестяные печурки, топили их углем. В такой землянке прожил я пять лет — всю войну.

политзаключенная апполония скапайте у каменоломни в балхаше
   Политзаключенная на                       работе

Вечером, если смотреть из зоны в сторону завода, горизонт закрывала движущаяся черная туча. Она росла, увеличивалась на глазах: это в клубах пыли в зону возвращались с работы бригады измученных зэков. Бригады объединялись в одну колонну и возвращались одновременно. По сторонам конные и пешие охранники с собаками. Если же из зоны смотреть в противоположную сторону от завода, открывалась небольшая низина с оврагом, в который с обогатительной фабрики постоянным потоком стекала пульпа — размельченный медный колчедан после изъятия из него меди. Пульпа — это мельчайший плотный песок почти белого цвета. Когда дул ветер, вся эта высохшая масса песка поднималась в воздух. Если ветер дул в сторону зоны, тучи пыли устремлялись на нее. На кромке оврага на большом расстоянии друг от друга торчали колья с номерами. Это кладбище, на котором хоронили зэков. Скапливающаяся пульпа наступала на кладбище и уже в 1945 году поглотила большинство могил. Сейчас никто и не подозревает, что под «бархатным песком» тлеют тысячи костей…

Смертность была очень большой. Климат, непосильный труд, скудное питание, а главное — малопригодная и плохо очищенная вода. В отделении была совсем небольшая группа зэковской интеллигенции — «конторские»: работники отделов управления, врачи и медперсонал небольшой лагерной больницы и амбулатории. Заключенных женщин в 40-ом году было в отделении совсем мало — врачи, санитарки. Очень хочется назвать этих людей поименно, так как они многое делали, чтобы облегчить нашу участь. Особенно врачи. Время, увы, безжалостно к памяти, и многие имена забылись. Но помнится фамилия Казбековой, врача, вроде бы узбечки, которая и после освобождения долго еще работала в Балхаше…».

Из воспоминаний политического заключенного Витаустаса Вайцекаускаса, обозначенного номером 314 («Карта ГУЛАГа», Тамара Григорьева):

«В Балхаше я прожил без малого 17 лет, — пишет Витаустас Войцекаускас.- В 1949 году сюда со всего архипелага Гулаг поступали заключенные – из Коми АССР, Красноярского края, с Западной Украины, молдаване и кавказцы, прибалты… Работали в основном на ТЭЦ, на строительстве жилых домов. Я бы
мог рассказать о каждом доме, построенном нами. Это восьмой и девятый кварталы, дворец металлургов и дом культуры строителей, больничный городок и целый квартал индивидуальных домов. Несколько домиков на углу улиц Ленина и Амангельды построили японские военнопленные. Я лично строил анодный, электролитный, меднокупоросный цеха. После отъезда на родину еще три раза бывал в Балхаше, один раз со старшей дочерью. Мои дети — два сына и две дочери родились в Балхаше. Ходил по городу, ездил в
поселки Восточный Коунрад, Гульшад, может быть, в последний раз. Посетил и степлаговскую зону, могилки товарищей. Прошу вас, проведайте их, мы там поставили большой католический деревянный крест. Вечная им память!»

Из письма домой 16 -летнего эстонского заключенного  в 1942 году, умершего в балхашском лагере(«Карта ГУЛАГа», Тамара Григорьева):

«Когда нас везли до Балхаша, двое ребят замерзли до смерти, а одному ампутировали обе ноги, несколько человек остались без руки или ноги. Я был слаб, не вставал с кровати. Больница переполнена ранеными, вместе со мной лежит местный мужчина, его дочь принесла мне буханку хлеба и повидло. Ко мне здесь
хорошо относятся…» 

Еще одно, но уже общее документальное свидетельство («Карта ГУЛАГа», Тамара Григорьева): Типографским шрифтом набрано: «Мы, мужчины и женщины из Литвы,были репрессированы по статье 58 советского уголовного кодекса и находились вдали от родины в Балхашском лагере политзаключенных с 1948 года. Нас из эшелонов заселяли в бараки, построенные японскими
военнопленными. Литовцев в лагере было около 1000 — учащихся, учителей, студентов, рабочих, земледельцев. Русского языка не знали, поэтому не понимали приказов, какую работу выполнять. Работали на шахтах Коунрада и на стройках.Кроме литовцев, в лагере было много вывезенных из Западной Украины,
русских политзаключенных, поляков, евреев, венгров, китайцев, немцев, австрийцев и казахов. Лагерь окружала кирпичная стена высотой около двух метров, с колючей проволокой, караульными вышками…
Суточный паек был таким: миска супа ,650 граммов черного хлеба на целый день, овсянка и маленький кусочек рыбы. Женщины работали в две смены на кирпичном заводе. Еще одним местом работы были шахты Коунрада, заключенные жили на территории шахты.»

0lvpz

Кладбище военнопленных

Сегодня на месте бывшего лагеря военнопленных расположено кладбище, в память о тех, кто нашел вечный покой на чужой земле. Оно находится в той стороне, где исправительная колония, поодаль от станции Балхаш-2.

Японская делегация, в составе которой были родственники бывших военнопленных, посетила Балхаш в 1995 году, всего в балхашском лагере насчитывалась 51 могила японских военнопленных. Немало там покоится и литовцев — около 250 человек, представители этого народа побывали в Балхаше на месте захоронения своих соотечественников в 1987  и в 2000 годах.

0Swu6  jJ8Md

Подробней о тех, кто пострадал в результате тоталитарного режима в балхашских степях можно прочесть в книге  Т.Григорьева. Карта Гулага

 

 

 

 

Понравилась заметка? Поделись ею в соц. сетях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *