Лето моего детства

13

В один из выходных, нежась в шезлонге на одном из платных пляжей города, я вдруг вспомнила, как отдыхала в детстве. Тогда не было никаких развлечений на воде, кроме тех, что люди придумывали сами себе. Но скучно никому не было. 

У моего деда была машина — «запорожец», это сегодня данный вид транспорта машиной не считается, а тогда, в далеком 1989 году, это было вполне достойное средство передвижения. На этом желтом «запоре» мы выезжали к озеру. Место сейчас я вспомнить не могу, где это было, в каком районе побережья, но там мы проводили целый день – часов с десяти утра до самого вечера, домой обычно возвращались не раньше девяти часов.  20130818_140417

На берегу устанавливались специально привезенные палки, на которые натягивался тент, его вторая половина укрывала автомобиль, «запорожец» оказывался как бы внутри самодельного навеса, в нем лежали ценные вещи – кошельки, одежда, ключи от дома.

Пол под навесом застилался несколькими ткаными покрывалами, непременно старыми и выцветшими, а на них уже раскладывалось все необходимое для полноценного отдыха.

Мама с бабушкой занимались обустройством походного быта, а дед разбирал снасти и накачивал нам с младшим братом плавательные средства. У меня был голубой лебедь, я до сих пор помню каждую черточку его рисунка.

Еще была резиновая лодка, на которой мама с дедом плыли на мостик, ее накачивали специальным насосом – такая резиновая штучка, на которую нужно было нажимать ногой. Озерные развлечения начинались уже с того, что нам давали попробовать покачать, так это было впечатляюще, что нередко между мной братом происходили кратковременные драки за право покачать первым.

246456910_1_261x203_lebed-naduvnoy-sovetskih-vreme-kramatorsk
Вот точно такой лебедь был у меня, только голубой.

После того, как место под навесом приобретало вид обжитого лагеря, обязательно нужно было подкрепиться, хотя из дома мы выезжали плотно позавтракав, все равно на месте  надо было поесть. Как будто дорога нас невероятно утомила и мы за это время изголодались.

После небольшого перекуса дед с мамой отправлялись на мостик, откуда не возвращались практически до самого отъезда, а бабушка надевала широкополую шляпу  и выносила на солнце коврик, на котором располагалась так, чтобы мы с братом были в ее поле зрения. Она практически никогда не купалась, меня так всегда это удивляло – зачем ехать на озеро, если не заходить в воду? Ведь в купании и заключается вся прелесть отдыха на природе.

С этим сознанием мы сидели в воде до тех пор, пока не посинеют губы, это равнялось примерно двадцатому окрику бабушки, что пора выходить. Дрожащие и покрытые «гусиной кожей» мы кутались в полотенца, стараясь не слушать, как бабушка нас ругает. Я как в кино вижу эту худенькую, загорелую, белокурую девочку и такого же блондинистого неуклюжего пухлого мальчика, барахтающихся и хохочущих в воде. На обед приплывали и дед с мамой.

1789134443А потом обеденная трапеза: «вспотевший» в пакете хлеб; теплая полукопченая колбаса, порезанная толстыми кругляками, с тающими «веснушками» сала; сваренные вкрутую яйца; и помидоры с огурцами, которые обязательно были порезаны на длинные ломтики, неглубоко надрезанные ( чтобы лучше просолились) и посыпанные крупной солью.

И чай из трехлитрового термоса «Волгоград», разрисованного цветными изображениями достопримечательностей этого города, который всегда припахивал пробкой. К чаю предполагалось печенье и карамельные конфеты, и хотя дома эти сливовые, яблочные и мятные сладости не пользовались большим успехом, на озере они шли «на ура». Чуть не забыла про «подушечки» — такие как будто мучные конфетки, которые на природе казались невозможно вкусными. И еще обязательно был арбуз. Огромный, красный и очень сладкий, таких арбузов, как в детстве, я больше никогда не ела.

арбуз
Самый сладкий в мире балхашский арбуз

После обеда мы по настоянию бабушки немного отдыхали (переутомились ведь купаясь). В это время, пока мой брат честно спал, я разглядывала солнечные струйки, проникающие сквозь прорехи в старом тенте, в которых кружились мириады пылинок, и думала разные важные вещи. Например, что хорошо было бы исследовать виднеющееся полуразрушенное здание или попытаться поймать сома на удочку. Когда сон-час заканчивался, мы с радостью снова бежали в воду, в перерывах обследовали окрестный берег, притаскивали всяческие трофеи (рыжую пемзу, сломанный закид и прочие интересные находки), которые нам никогда не разрешали забирать домой.

U4mu4kZhsI146iLGwhTJ4rXpQz8vSs

Один раз за время пребывания на отдыхе нам позволялось забраться на мостик, дед специально привозил нас на лодке и мы сидели и глазели на поплавки, которые с удивительной частотой скрывались в толще воды. Взрослым казалось, что они пускают нас в святую святых и мы должны были изображать должный восторг. Моему брату, действительно, нравилось на мостике, он радостно кричал при каждой поимке рыбы и торжественно помещал вытащенного из озера сазана в садок. Мне же не нравилось, что здесь воняет рыбой, скользко и высоко, потихоньку ела хлеб, предназначенный для насадки, и с нетерпением ожидала возвращения на берег. Оправдывала эту скукотищу только короткая, но захватывающая поездка на лодке, когда брызги с весел попадают в лицо и кажется, что ты в шлюпке спасаешься от пиратов…

Вспоминая такие моменты, я иногда так хочу повторить подобный отдых, угостить ребенка теплым хлебом с запахом колбасы под дырявым тентом; запить чаем, разлитым из горлышка термоса, обернутого фольгой, растаявшую ириску…

Но боюсь, что мой сын не оценит всей прелести момента, это ведь моя ностальгия и мои впечатления из детства, у него совсем другие ассоциации. Интересно, спустя годы он с такой же теплотой будет вспоминать шезлонг под зонтиком, водяные горки, чипсы, пиццу и колу? И мать, которая не очень охотно заходит в воду, предпочитая предаваться воспоминаниям, вместо того, чтобы сидеть в воде «до посинения»…

Понравилась заметка? Поделись ею в соц. сетях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *