История, обагренная кровью

История Балхаша имеет и трагические страницы. Начало строительства совпало с суровыми годами голода 1931-1933 годов, репрессиями, особенно жестокими в 1937-1938 годы.

«Голощекинской» голод

IMG_6053
Старая площадка. Труба                     опытного завода.

В 30-е годы, когда насильно проводили коллективизацию, забрали весь скот у людей . Люди гибли от голода, шли к озеру, пытались есть рыбу, это была непривычная пища для казахов, многие травились. Не было питьевой воды, пили из озера, болели и погибали от дизентерии.

В трудовых батальонах люди работали за тарелку супа, в многодетных семьях казахов погибало больше половины… Просчеты в снабжении поселка, именуемого сейчас Старая площадка, привели к тотальному голоду и среди первостроителей, так было положено начало  кладбищу на старой площадке, которое позже стало официальным местом захоронения города Балхаш.

В память о массовой гибели людей, в послевоенные годы одна улица в Балхаше долго называлась Голодная (сегодняшняя Томпиева), это не нашло отражения в официальных данных, но старожилы города помнят об этом.

smerti1В память об этих страшных событиях в Балхаше, а точнее около Старой площадки установили памятный знак жертвам голощекинского голодомора, его открытие состоялось 4 октября 2014 года.

Памятник, посвященный людям, умершим от голода в 1931-33 годы создали и установили за счет частных пожертвований. Одним из инициаторов по созданию и установке памятника стал житель города Бейсен Интепеков. После того как три года назад в его руки попал журнал с описанием голодомора в Казахстане. С тех пор Бейсен Мусабекович все время думал о том, какую страшную трагедию пришлось пережить его народу, и что это национальное горе нашло слабое отражение в истории. Очень многие из современников толком не знают, какие страшные вещи происходили в казахских степях и что беда коснулась каждой второй казахской семьи. Тогда Бейсен Мусабекович вместе с друзьями-единомышленниками решил, что память тех, кто погиб в прибалхашской степи нужно увековечить, чтобы будущие поколения не забывали о участи своих предков.

Он связался с казахстанским демографом Макашем Татимовым, который проделал большую исследовательскую работу по голодомору. И сообща они пришли к решению водрузить памятник жертвам голощекинского голода.

Место для монумента выбрано неслучайно, ведь именно здесь на месте, сейчас именуемом Старая площадка, начинался завод. И сюда в 1930 году прибывали тысячи казахов в надежде найти спасение от голода.

Так об этом в газете «Индустриальная Караганда» пишет балхашский краевед Куляш Сардарбек:

«…В поисках работы в Балхаш потянулись кочевники, лишенные скота, всех источников питания. В 30-е годы на берегу озера вырос юрточный поселок из 1000 юрт, место жительства казахов-первостроителей. На стройке не хватало для всех продуктов. Чтобы остановить поток людей, нашедших приют в юртах, отобрали «в целях борьбы с эпидемией инфекционных болезней» и сожгли 900 юрт. Об этом вспоминает очевидец С.Сидоров: «На площади, где сейчас стоит на пьедестале танк Т-34, какая-то приехавшая комиссия решила очистить участок. В юртах, проверенных ими, убрали трупы. Оставшихся в живых, но больных куда-то грузили и увозили. А потом в одно место стащили юрты и ту нехитрую утварь, подожгли, по берегу юрт было много…». Об этом свидетельствовали старожилы Абдуалиев, Кульжанова, которые успели спрятать свои юрты. Первостроитель Л.Маленко был свидетелем того, как грузили людей силой на баржи и увозили в Бур-лютобе (более 300 км от города), умерших по пути бросали в озеро. Так же тела умерших засыпали негашеной известью и закапывали. Эти факты в архивных документах города не указаны. Но никакая сила не сможет стереть это из памяти народной. По некоторым данным, в годы голода на строительстве Балхаша погибли более 49 тысяч казахов».

В те годы казахов насильно пытались перевести на оседлый образ жизни, отнимали у них скот, пытаясь народ загнать в колхозы и принудить к труду на благо коммунизма. В результате этого голощеконского террора в Казахстане погибло больше половины коренного населения. Казахский голодомор получил в народе название — «ашаршылы».

img_7006
        Макаш Татимов на открытии                          памятного знака

Такие данные приводит казахстанский демограф  Макаш Татимов, соавтор установленного памятника :

«Погибло 2 миллиона 350 тысяч казахов — 51% от общей численности. Тогда численность казахов составляла больше 5 миллионов, но в Казахстане официально жили 4 миллиона 200 тысяч. Северные скотоводческие регионы пострадали. Из-за изъятия скота, насильственного оседания, нового образа жизни, но в основном из-за изъятия скота. Голощекинский голодомор — одна из величайших трагедий в прошлом XX веке. Он в процентном отношении превосходит армянский геноцид, в три раза превосходит украинский голодомор и он почти наравне с еврейским холокостом. Он даже сильнее был, чем кампучийская резня при Пол Поте».

Установленный монумент представляет собой сухое дерево — жертвы голодомора (аруактар), которое символизирует мучения людей, сверху – домбра, олицетворяющая  духовность казахского народа и снизу композиции расположена колыбель, обозначающая продолжение рода. На ней видны семь веточек, это семь поколений предков (жети ата), о которых нужно помнить и чтить их память. Изготовил данную композицию скульптор Сегизбай Султанов.img_7026

На табличке выгравированы на арабском языке слова молитвы из корана «Во имя Аллаха милостивого и милосердного». По мнению академика умершие от голода незаслуженно преданы забвению, большое внимание уделяется репрессированным, а пострадавшие от голощекинского голодомора упоминаются, как бы походя, в довесок к «красному террору». Хотя это совершенно отдельная трагедия.

Официально о голодоморе 

«…Главные репрессии начались в 1929 г. с началом коллективизации, которая в Казахстане называлась «оседанием». У людей отнимали скот, имущество и под конвоем милиции направляли в «точки оседания». Обобществлялось все: семена, одежда, посуда, собаки, кошки, скот, пирамидальные тополя, кусты саксаула…Сам Голощекин относился к процессу коллективизации «творчески»: «Изъятие самого необходимого из одежды и домашней утвари, полное лишение продовольствия порождает сочувственное отношение к кулацким семьям и их детям со стороны середняков и даже бедняков, берущих их на прокормление…» А потому репрессиям подвергались все, без различия имущественного положения, вероисповедания и национальной принадлежности.

***

Кто не был расстрелян, тот умер от голода. Кто успел уйти (границы как таковой тогда не существовало) ушли в Китай, Киргизию, Узбекистан, в Сибирь, на Урал. Всего беженцев было около миллиона – треть населения Казахстана. Из тех, кто не успел убежать, по свидетельству сотрудников Красного Креста, вымерло не менее половины. Детей бросали под поезда, топили в колодцах, подбрасывали на крыльцо райсоветов. Скот, реквизируемый для нужд колхозов, забивали. К 1933 г. из 40 млн голов осталась примерно одна десятая часть. Скота, естественно, не людей. Сколько погибло казахов, русских, украинцев, корейцев, киргизов – точно никто не знает. По оценкам экспертов – от 1,0 до 2,0 млн. человек».

***

«Голощекин Исай Исаевич в 1925 г. был назначен секретарем Казахского краевого комитета ВКП(Б), где сразу же получил «задание» Политбюро: обеспечить «перевод казахов на оседлый образ жизни».С 1928 г. занялся еще и вопросами проведения принудительной коллективизации в Казахстане. И те, и другие «меры» вылились в массовый террор. Казахские кочевники не раз поднимали восстания (последнее – в 1930 г.), и Голощекин подавлял их с крайней жестокостью. Сотни тысяч казахов пытались скрыться в соседний Китай, но Голощекин перекрыл границу, и приказал расстреливать всех бегущих (с применением артиллерии). Всех, кто не желал отказываться от кочевой жизни (а иначе казахов нельзя было загнать в колхозы и принудить к каторжному труду на «стройках коммунизма»), по приказу Голощекина также убивали, либо угоняли в Сибирь. Расправам подверглись и русские крестьяне и казаки, жившие по течению Иртыша: их «раскулачивали» практически поголовно.

В 1931 г. в результате такой «коллективизации», в Казахстане начался небывалый голод: за зиму 1931-1932 гг. умерло около 40% населения республики.

Информировать Москву о масштабах бедствия Голощекин запретил, а на все сигналы о происходящем отвечал, что это – ложные слухи, пускаемые кулаками. Голодающие районы велел оцепить войсками, чтобы беженцы не могли их покинуть, и требовал от голодающих «безусловной и полной ссыпки хлеба и сдачи скота государству». В результате начались страшные вещи: людоедство и трупоедство.

К лету 1932 г. Москве стало понятно, что еще год-два правления Голощекина обернутся полным вымиранием Казахстана и параличом хозяйства этой республики (из-за голода к тому времени уже остановились работы на Турксибе, и реальной стала остановка всех строек Экибастузского бассейна и Целинограда). Голощекин был снят с работы, и остался не у дел: назначать его куда-либо еще из-за крайней одиозности этой фигуры Сталин не рискнул – подобный шаг вызвал бы всплеск антисоветских настроений в любом регионе, где бы он ни появился. В 1934 г. Голощекин был без лишнего шума выведен из состава ЦК партии. В 1941 году расстрелян по приказу Л.П.Берии, а в 1956 посмертно реабилитирован по приказу Хрущева, как «настоящий  ленинец» и «замечательный организатор».

 

 

Понравилась заметка? Поделись ею в соц. сетях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *