Бумажный мир моего детства

3В детстве я была очень основательным ребенком и к любому делу подходила с большим усердием. Так, учась завязывать шнурки, я завязала узлами всю бахрому на шторах ( в моем детстве шторы были с веревочными кистями по низу), но это меня не удовлетворило и я, дождавшись, когда к нам придут гости, потренировалась на их обуви.

В итоге, когда народ собрался домой, выяснилось, что у них шнурки связаны на множество узелков. На такое множество, что шнурки просто стояли, как столбики.

04g_ajc6kq0Но настоящим адом для моей мамы стало мое увлечение вырезками. В какой-то момент (мне было что-то около четырех –пяти лет, в школу я еще не ходила) я осознала, что есть такой предмет – ножницы. С его  помощью можно было создавать себе персонажей для игры. И не просто персонажей, а вообще целый мир.

И я стала вырезать из всех бумажных носителей картинки – людей, предметы, животных. Это оказалось так увлекательно, что я вырезала всю периодику, которую обнаружила  у мамы и бабушки, детские книжки и журналы, и через некоторое время у меня накопилась значительная коллекция всевозможных вырезок.

Я играла с ними, как играют в куклы: разделяла на семьи; сооружала целые этажи домов – раскладывая на чистых альбомных листах вырезанную мебель; делала сады, парки и дворики из вырезанных деревьев. Я часами просиживала над своими бумажками, да что там часами – днями напролет.

Но, как и всякой девочке, мне очень нравились принцессы в пышных платьях, и очень хотелось заполучить вырезанных представительниц царского времени. У меня было несколько экземпляров  из «Веселых картинок», но меня не очень устраивал их мультяшный вид, я жаждала более натуралистичных изображений.

И тогда я «положила глаз» на трехтомник Пушкина — коллекционное издание, которое стояло на самом видном месте книжного шкафа. Пролистав все книги, я поняла, что Татьяна, хоть и не принцесса, но очень-очень нужна мне в моих играх. И вырезала ее. Даже не стала вырывать лист, чтобы не нарушить нумерацию страниц.

Ощущение от обладания  этой тоненькой, написанной в пастельных тонах фигуркой, можно сравнить с приобретением филателистом редкой марки. И это чувство запало в мою детскую душу и поселилось там, как остается у наркомана ощущение первого прихода – новое, запретное, сладкое и зашкаливающее по эмоциям.podjigatelnitsa-1

Поэтому я вырезала потом и других девушек из иллюстраций, потом пришел черед попа и Балды, а потом и всех остальных немногочисленных картинок из пушкинского сборника. Попутно я прочитала все произведения (читать я научилась еще в четыре года) и воспроизводила сюжеты, играя в вырезки. Потом ход дошел до других толстых книжек, а также и до энциклопедии с яркими, манящими картинками. Тогда в моих играх появились путешествия и всякие чужестранные животные.

Моя мама книги не читала, просто было модно их держать в доме, поэтому бумажное преступление обнаружилось много позже, когда пришла необходимость сдать их в букинистический комиссионный.

Вернувшись из магазина, мама была в ярости, приемщик, пролистав книги, сразу обнаружил изувеченные ножницами листы и маму чуть не обвинили в обмане. Долго гадать, кто это сделал, не пришлось – я практически не выпускала из рук ножницы.

Конечно, я была наказана, меня отлупили и поставили на весь день в угол. Но стоя между шкафом и стеной, я утешалась только одной мыслью – успела вырезать Татьяну до того, как книги продали. И сколько бы я не простояла в углу, это не могло омрачить моего ликования по поводу своевременного обретения бумажных персонажей.

Так что опыт пришедший из детства, научил меня, что бывают поступки, которые приносят тебе такое огромное счастье, что за них можно и потерпеть наказание.

Понравилась заметка? Поделись ею в соц. сетях!

2 thoughts on “Бумажный мир моего детства

  1. Папа научил меня рисовать восьмёрку «по-мужски» — сначала рисуешь палочку по диагонали, потом обводишь эту палочку волнистой линией, как S. И то ли бумага с карандашами была в дефиците, то ли под руку не попались… В общем в руках оказались ножницы, а я старательно выцарапывала восьмёрки на стене (обоев тогда у нас не было, стены были просто побелены). Жопа была бита, конечно. Мамой была бита. Папа был доволен — научилась же)))

    1. Советские дети вообще часто бывали биты)))) Выцарапывала)))) да ты суровая девочка была)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *